Пять лет со дня вступления в силу первого «антипиратского» закона: практика Московского городского суда